?

Log in

No account? Create an account
Сегодня выбралась из кровати и отправилась кататься и гулять. Хотя на самом деле я поехала в книжный. Люблю бродить по книжному. Разглядывала обложки книг, читать названия на корешках. Сейчас обложки стали делать красивые, а названия цепляющие глаз. Раньше что было - однотонная обложка и фамилия автора. И все. Хочешь бери, хочешь не бери.
А сейчас мне иногда кажется, что я покупаю книги из-за обложки. Мне нравиться, что нарисовано.
Но сегодня мне почему-то захотелось стихов. Именно стихов. Вообще-то я не люблю стихи. Вот совсем не люблю. А тут. Может потянуло на романтику. И стихи мне хотелось, не просто стихи, а именно определенного автора. Современная девушка. Я слушала ее утром на ютибе, и меня чем-то зацепило. Захотелось почитать. Нашла, купила. Три тоненькие книжечки, черт бумага почти газетная, плохая, зато формат приятный, длинный и узкий.
Пожалуй это второй автор стихов, которого я покупаю. Ах, да, я же так и не написала кто это. А надо? Пусть будет современная девушка приятного формата.
И конечно же я купила еще книги. На английском, чтобы учить его дальше, по иллюстрации, чтобы продолжать мечтать об этой профессии и еще парочка, просто почитать.
А потом нагрузившись пакетами, я гуляла по красивым улицам. Фонарики. Чуть морозно. Счастливые люди вокруг. Я бродила по улицам и заходила почти в каждую попавшуюся мне по дороге кофейню, чтобы купить булочку. Купила я сладкие пирожки, в другом заведении купила свое любимое террамису, ну а в третьей нашла чизкейк. Пакеты, пакеты. Красивая Москва. Счастливые люди.
Что же надо для счастья? Пару фонариков? И пожалуй пакеты с книгами и сладким.

Япония 20.11.15-29.11.15

Как обычно на день рожденье я уезжаю куда-нибудь. В этот раз этим «куда-нибудь» стала Япония. Совершенно другая страна, ни с чем не сравнимая. И наверное, надо бы все по-хорошему описать и рассказать, но пока мне лень. Сейчас я уже в третьем городке. До этого я была в Токио, Наре сейчас в Киото, а завтра буду в Хаконе.
Мои представления о Японии рухнули сразу. Ну во первых у них нет зеленого чая в нашем привычном понимании. Он конечно есть, но они его не пьют. А пьют зеленую жижу, похожую по консистенции на вареный кофе. Ярко зеленая и чуть сладковатая. А в кафе вообще подают только черный чай.
Тут много напичкано электроникой, номера в гостиницах точно, да и квартиры в домах тоже.
Очень чисто, все вежливые. Красиво.
На этом пока все.
Лучше вот фотографии



Альбом: Япония. Киото 20.11-29.11.15


Альбом: Япония. Киото 20.11-29.11.15


Альбом: Япония, Нара, 20.11-29.11.15


table style="width:auto;"><tr><td></td></tr><tr><td style="font-family:arial,sans-serif; font-size:11px; text-align:right">Альбом: Япония, Нара, 20.11-29.11.15</td></tr></table>


Остальные фотографии можно посмотреть вот тут

Киото https://picasaweb.google.com/112184975661297910740/201129111503
Нара https://picasaweb.google.com/112184975661297910740/201129111502
Токио https://picasaweb.google.com/112184975661297910740/2011291115

***

Последнее время вокруг как-то очень много стало детей и их мамочек. Кто-то родился недавно, кто-то подрастает, а кто-то уже и в школу пошел. И слушая речи этих уверенных в себе женщин, я каждый раз думаю, они уже родились с этими знаниями, что надо делать, как кормить, когда и чему учить, когда на горшок сажать? Нет, правда. Откуда они все это знают? Где этому учат?
Месяц назад, когда была у брата, мне в руки силком сунули маленький сонный сверток. Живой и чуть похрюкивающий. Я сразу поймала себя на том, что я его боюсь. Что не знаю, что с ним делать и вообще мне хотелось закричать: «заберите у меня этого инопланетянина». Это значит, что у меня нет материнских инстинктов? Или они где-то глубоко спят.
Я понимаю, что дети это такая радость, ну, по крайней мере, женщина на фотографиях так выглядят, но я не понимаю, что с этим буду делать, когда этот инопланетянин появится у меня. Но главное я волнуюсь, появятся ли у меня эти сакральные знания и эта уверенность, что с ними делать, что я делаю все правильно. Может книжки какие начать читать, ну чтобы заранее подготовиться.
Выходные. Выходные.
Темное пиво, шоколадное. Белорусское. Нашла рядом с домом магазинчик, белорусских продуктов. Женщина с большими сиськами сказала, что такого пива сейчас нет, шоколадного, но его можно заказать. Заказала. Через две недели привезли.
Темное пиво и кусок черного хлеба. Может я темная.
Снова рисую. Суббота день неудачных рисунков. Хотя когда как. Сегодня неудачные.
Хотя…нет, неудачные.
Пожалуй завтра сделаю еще парочку бездарных рисунков. Хочется чувствовать бумагу под пальцами. Рисую.
На улице холодно, но я все еще не могу заставить себя закрывать плотно окна. Дует. Ноги мерзнут. Я все время хожу босиком. За окном дерево, машет мне голой кроной.
Хочется бесконечно смотреть на эту качающуюся крону огромного дерева за окном… Так ветер обнаруживает себя, не имея иных возможностей показать своё присутствие, не умея обрести ни цвета, ни плотности.
Вот так и мысли. Мысли настолько сильные, но почти не реализуемые. Как ветер. Он есть, но его не видно.
Только бы эти колыбельные ветви всё качались и качались, только бы сентябрь нежно и уверенно проступал в прожилках листьев.
Сентябрь.

Город. Люди.

Этот город забрал мою душу, еще когда мне было шесть лет. Меня мама первый раз привезла в Москву. Мы прилетели на самолете, и когда я вышла, первое что я сказала: «Все, хочу домой». Но уже тогда я знала, что буду тут жить. Моя историческая родина все-таки. Мой прадед жил в Москве, и его прадед тут жил. И мне суждено было тут жить.
Этот город дал мне любовь.
Только тут ты стоишь в пробках, едешь два часа ради пятнадцати минут. Город забирает все, и все и отдает.
Только тут ты можешь все, но при этом у тебя нет ничего.
Я медленно шла на работу, по уже знакомым улочкам, отдаваясь воспоминаниям. Влюбленность в город. В возможность бродить, мечтать, вспоминать, заглядывать в окна, заглядывать в себя. Тут мы покупали бутерброд, один на двоих.
А в другом месте, в другой части города, я так по утрам медленно шла на работу, каждый день покупая булочку с маком. Это была моя традиция.
Место работы поменялось, традиции тоже, а влюбленность в город осталась.
Новые места, новые чувства, но все так же сильно, также трепетно.
Этот город забрал мое сердце.
Я люблю его.

Сочинение тридцатое

Последний день августа. Быстро темнеет. Город медленнее едет. Все относительно.
Быстро – медленно. Медленно.
Я помню какой у меня был первый портфель. Такой квадратный, коричневый, со слоником и мячиком. Тяжелый был ужас. А потом уже были другие, которые мне мама привозила из Москвы, из командировок. Но первый помню до сих пор. И ручка у меня осталась, с которой я в школу пошла. Всегда любила ручки и никогда их не теряла. Быстрые воспоминания.
А вот какие цветы были не помню. Наверное гладиолусы. Это же как раз время гладиолусов или хризантем.
Первые учебники. Первую учительницу помню. И помню что меня посадили с мальчиком за одну парту. Мы с ним просидели до последнего класса. Танечка и Ванечка. Никогда с ним не сорились и играли в фараонов. Игра похожая на Го.
Медленно, что-то вылезает из запасов воспоминания.
Быстро-медленно. А все о времени. Тянется.
Я опять думаю о времени. Думаю о том, что мне хотелось бы сделать, и о том, что я успеваю сделать или не успеваю. Желания опережают двадцать четыре часа. Весь день куда-то бежишь, бежишь, ждешь. Добегаешь. Черт, где-то свернул не там, и снова бежать. Четкое расписания дня не помогает, все равно не успеваешь всего-то что хочется. А может, слишком много хочется? И не надо просто себя разрывать. Но так хочется попробовать это, почитать то и то, а еще хочется научиться этому. И как тут выбрать что важно, а что баловство. А может, баловство и есть самое важное?
Осень надвигается на город, шлепает в сапогах. Дожди. Лето подхватывает юбочку и пытается убежать в сандаликах, шлепая по уже холодным лужам. Забравшись на окно все чаще хочется горячего чая и закутаться в плед. Все больше хочется грустить и смотреть фильмы о долгой любви, читать стихи, закладывая старицу сорванным желтым дубовым листом.
Время. Какое простое слово. Да и физически вроде все не так сложно. Бегут себе секунды превращаясь в минуты, а те в часы, часы в дни и так далее.
Время. Я снова и снова повторяю это слово, которое конечно же имеет для меня определенный смысл. Туда сюда, туда сюда, как будто от этого время может уменьшиться. Иногда мы хотим чтобы оно остановилось, а иногда чтобы бежало со всех ног. Но у времени нет ног. Как оно вообще может бежать. А может секунды это спринтеры? А минуты бегуны с препятствием.
Время. Так долго.
Недели пересчитываешь в дни, дни в часы, минуты в секунды. И получается еще больше. Долго. Почти бесконечность. А все равно ждешь. Ждешь. Потому что выбор у тебя конечно есть, но его нет. И всегда будешь ждать.
Проблема белого листа.
Никогда не думала, что у меня будет эта проблема. Причем это не касается именно белого листа. Страха перед ним у меня нет. Я чуть жду и слова идут, я чуть жду и уже рисую. Белый лист меня не пугает в рисунках или в написании истории, заметок. Нужно просто подождать пару минут и посмотреть внутрь себя. А вот с керамикой оказалось не так все просто.
Уже третью недели дома стоит круг и глина есть, но я боюсь. Боюсь пробовать. И даже толком не понимаю чего именно боюсь. Что не получиться? Да и ладно. Что испорчу глину, есть. еще Но страх есть. Где-то внутри. Когда ты придумываешь любой повод, чтобы не делать, чтобы не начинать и оттягиваешь этот момент.
Люди пишущие и рисующие меня поймут. Так или иначе все через это проходили.
Не знаю как с этими бороться. Конечно надо просто попробовать, чего ждать то.

Половина августа позади. Уже пахнет осенью, а если принюхаться и зимой. Снегом, начинает пахнуть снегом. Начался сбор урожая. В этом году видимо не так много яблок, их мало продают на рынке, да и около выходов в метро не стоят бабушки с корзинками. А может все готовятся к зиме. Делают сидор из лишнего, сушат на чердаке, чтобы зимой варить компот.
Зато в этом году много грибов.
Иногда я езжу на работу по набережной. Утро. Редкие прохожие. И обязательно рыбаки. Рыбаки там всегда есть, и вечером тоже. Смотрю на них и всегда думаю: « Ну вот чего они там ловят?». А они стоят, уперли взглядом в воду и нет им дела до других.
Вещи. Сколько они всего скрывают, а сколько знают.
У меня есть знакомый бюст Наполеона. Я иногда тру ему нос, на счастье. Он конечно не главный в доме, но многое видел, многое знает. А уж про гипсовый шарик из Англии я вообще молчу. Сколько можно всего написать, и даже придумывать истории не надо. Все уже есть. Нужно просто посмотреть, послушать, что говорят предметы. Коснуться их пальцами. Истории.
Я придумываю истории для кого-то , правда скорее для себя, чтобы не грустить, не думать.
Я представляю, читателя. Кто ты?
Раньше ты включал компьютере, потом ноутбук, теперь ты берешь планшет, тычешь в него палочкой, хмуришься, поправляешь очки, которые сползли на кончик носа и читаешь. Вздыхаешь, иногда улыбаешься. Хочется конечно, чтобы чаще улыбался, но чаще вздыхаешь и хмуришься.
Закидываешь ногу на ногу. Одна тапочка упала. История закончилась.

Profile

мысль
mawerick
Маверик
Website

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Haze McElhenny